Живое био


Производственное объединение «Сиббиофарм» — одно из немногих биотехнологических предприятий в России, которым удалось сохранить специализацию, несмотря на развал отрасли. Компания, заточенная под агробиотех, смогла выжить за счет переориентации на экспорт. Сейчас ей выпал шанс утвердиться и на домашнем рынке, однако для этого нужны системные меры стимулирования внутреннего спроса на биотехнологии.

У российских биотехнологий пока больше планов, чем настоящего. По данным технологической платформы «БиоТех2030», сегодня около 85% биотехнологической продукции, потребляемой в стране, ввозится из‑за рубежа. Объемы потребления при этом настолько низкие, что заниматься развитием бизнеса, нацеленного на внутренний рынок, частному сектору попросту невыгодно. Одна из немногих отраслей, которая на фоне остальных выглядит «отличником» в части потребления продуктов промышленной биотехнологии, — сельское хозяйство. Вместе с модой на «органику» наши фермеры начали активнее закупать биологические средства защиты растений, стимуляторы роста и микробиологические удобрения, вакцины для животных, кормовые аминокислоты и антибиотики, ферментные препараты. Полностью от химических средств аграрии не отказываются, однако отчасти замещают их биопрепаратами. Между тем положительный эффект от использования биотехнологий в сельском хозяйстве доказан и посчитан. По оценкам межведомственной рабочей группы по контролю над внедрением биотехнологий при правительстве РФ, общий экономический эффект от применения биопрепаратов в растениеводстве и животноводстве России может составить более 100 млрд рублей в год при затратах в размере 10,5 млрд.

цифры

Консалтинговая компания Frost & Sullivan оценивает российский рынок агробиотехнологий, включающий сегменты биопрепаратов для растениеводства и животноводства, в $240 млн ($4 млн — биопестициды, $236 млн — препараты для животных). Примерно 93% этого рынка контролируют крупные международные игроки. Они ввозят почти все кормовые аминокислоты для сельского хозяйства, до 80% кормовых ферментных препаратов, более половины кормовых и ветеринарных антибиотиков. В сегменте комбикормов и премиксов лидирует голландская компания Provimi, в производстве ферментов — датские Novozymes и Danisco, в аминокислотах — японская Ajinomoto и южнокорейская CJ. Заменить импорт фактически некому: почти все российские предприятия биотехнологической отрасли, некогда функционировавшие в СССР, законсервированы или прекратили существование. Отдельные попытки развить отечественное биотехнологическое производство чаще всего заканчивались фиаско в неравной конкурентной борьбе с глобальными концернами.

Например, вплоть до 2005 года почти вся внутренняя потребность в вакцинах для животных закрывалась оте­чественными предприятиями. Сегмент «сдали» импорту крупнейшие агрохолдинги, которые в попытках восстановить молочное животноводство начали завозить поголовье скота из‑за рубежа. Вместе с племенными английскими и голландскими буренками им пришлось взять на себя обязательства по вакцинации животных и применению специальных кормовых схем — разумеется, основанных на импортной продукции. И таких примеров множество.

Компания «Сиббиофарм», производство которой размещается в Новосибирской области, — пожалуй, первый претендент на замещение импорта в агробиотехе. Это единственное в стране крупнотоннажное предприятие, производящее препараты микробного синтеза. Компания экспортирует свою продукцию в Индию, страны СНГ, Латинской Америки, Турцию и Таиланд. Впрочем, в последние годы доля экспорта на предприятии сократилась с 40 до 22% — зато санкции и обесценивание рубля привели к развитию сельхозпроизводства и внутреннего спроса. Однако для полноценного возрождения отечественного биотехнологического производства одних внешних запретительных мер мало: необходимо дорабатывать законодательную и нормативную базу, перенастраивать связь промышленности с наукой, в конце концов, популяризовать применение биопрепаратов на федеральном уровне.

В ПОИСКАХ РЫНКА

Как ни парадоксально, сохранить производство крупнейшему российскому агробиотехнологическому предприятию в свое время помогли американские деньги. В 2003 году Бердский завод биопрепаратов — один из десятков биохимических заводов, некогда входивших в Главмикробиопром, — прошел процедуру планового банкротства. Эта мера была необходима для того, чтобы освободить предприятие от непрофильных производств и приватизировать его активы. «В советское время завод был построен для применения технологий двойного назначения. Он выращивал и тиражировал как безопасные культуры, так и патогенные, — рассказывает генеральный директор «Сиббиофарм» Александр Кричевский. — В начале 2000‑х мы прекрасно понимали, что основной рыночный потенциал кроется в гражданской продукции. Но для того, чтобы догнать в технологиях зарубежных партнеров и найти инвесторов, нужно было провести широкомасштабную модернизацию».

Средства на нее выделил Фонд гражданских исследований США — некоммерческая организация, которая занимается поддержкой ученых и инновационных предприятий в области естественных наук по всему миру. Инвестиции в размере $10 млн (еще примерно столько же вложили сами акционеры) «Сиббиофарму» предоставили под приобретение оборудования и технологий, причем никакого возврата средств не предполагалось. Единственным требованием американских партнеров стал запрет на производство бактериологического оружия. Фактически фонд платил за «переключение» завода в мирный режим. Таким образом правительство США пыталось обезопасить себя и другие страны от бактериологической угрозы со стороны России, а также «закрепить» ученых-биотехнологов на своих рабочих местах и не допустить их миграции в страны со сложной политической обстановкой.

На инвестиции Госдепартамента США и средства акционеров компании удалось приобрести лабораторное и производственное оборудование из Германии и Швейцарии, запустить фильтрационные установки, линии гранулирования. Около $1,2 млн ушло на монтаж и запуск пилотной установки для масштабирования биотехнологических процессов. Предприятие автоматизировало все технологические процессы, обзавелось современным складским комплексом, исследовательским центром на базе компании, оптимизировало издержки на энергетику, пар и воду. По словам Александра Кричевского, в сложный период компания не получила ни одного рубля в качестве господдержки — напротив, таможенными пошлинами обложили даже ту гуманитарно-техническую помощь, которая под эти пошлины подпадать не должна. Первый этап модернизации производства окончился в 2009 году. К этому времени «Сиббиофарм» разработал и вывел на рынок несколько эффективных биопрепаратов — и немедленно столкнулся с «ленивыми» российскими аграриями.

— Наша компания начинала работу в области биотехнологий еще тогда, когда основная ставка в агропромышленном комплексе делалась на химические препараты, — говорит Александр Кричевский. — Понятно, что биопрепараты не могут полностью заменить «химию». Поэтому мы с самого начала говорили о необходимости совмещать применение биологических и химических препаратов для выращивания зерновых, овощных и плодовых культур. Сельхозпроизводители вообще не собирались внедрять что-то новое: это консерваторы, они делают так, как привыкли. Приходилось рисковать — вкладываться в разработку препаратов, несмотря на несформированный спрос, и затем на практике доказывать их перспективность.

Такой поворот дел был предусмотрен стратегией развития предприятия: не зря второй этап модернизации подразумевал продвижение и организацию системы сбыта продукции компании на мировом рынке. Крупным рынком сбыта стали страны с жарким климатом: они особенно заинтересовались препаратами, уничтожающими личинки комаров. Защита от кровососущих насекомых — важный мировой тренд, развивающийся под эгидой ВОЗ; рынок соответствующих препаратов оценивается в $2,5 млрд. По словам Кричевского, российские компании при поддержке правительства могли бы получить квоты на производство и сбыт противокомариных биопрепаратов за рубежом, однако этого до сих пор не происходит. Приходится пробиваться на внешние рынки собственными силами. Препарат «Сиббиофарма» бактицид, например, активно приобретают в Индии в рамках госпрограммы защиты населения от кровососущих насекомых; это ключевой покупатель сибирской компании. Другим популярным препаратом стал битоксибациллин, защищающий растения от паутинного клеща. Но и здесь сегодня не все гладко: поставки то и дело становятся нерегулярными из‑за нестабильности курсов валют и сложности подготовки конкурсной документации.

Основные деньги на этом рынке, впрочем, можно заработать не в Индии и не в Латинской Америке, а в Европе. Стандартная отпускная цена одного из биопрепаратов «Сиббиофарма» — €9 за килограмм, а в Швейцарии аналоги продаются по цене в €140. Однако европейский рынок до сих пор не по зубам российскому предприятию: сертифицировать биопрепараты по европейским стандартам слишком дорого и долго. Регистрация одного лишь средства защиты одного вида растений для тепличных хозяйств стоит около €700 тыс., а процедура эта длится три года; если речь идет о защите от вредителей плодовых и различных овощных культур, регистрация оценивается в миллионы евро и занимает пять–шесть лет. Одобренные Евросоюзом методики испытаний и регистрации препаратов используются даже в африканских странах — и только в России они никак не гармонизированы с мировыми стандартами. В этих условиях переориентация на внутренний рынок для «Сиббиофарма» была лишь делом времени.

ТЕХНОЛОГИИ ПРЕТКНОВЕНИЯ

В промышленных условиях микробиологический синтез, которым занимается «Сиббиофарм», выглядит так: подготовленный в лаборатории посевной материал, то есть штамм микроорганизма, помещается в специальные ферментеры вместе с питательной средой. Ферментеры — десять реакторов объемом 63 кубометра, в которых «варятся» бактерии. Процесс ферментации требует постоянного участия технологов: необходимо контролировать температуру, состав питательной среды, подпитки, перемешивать среду и подавать стерильный воздух. «Питаются» микроорганизмы белками и углеводами из пшеничной и соевой муки, кукурузного крахмала, солей и минеральных добавок. После ферментации необходимо отфильтровать и отделить биомассу, выделить и очистить требуемый продукт. Весь этот процесс может занимать от нескольких часов до нескольких недель. Для каждой культуры разработан свой оптимальный процесс ферментации. До попадания в большой ферментер она отрабатывается на опытном участке: здесь подбираются наилучшие условия для повышения активности микроорганизмов. Продукты жизнедеятельности микроорганизмов становятся основой более чем для тридцати препаратов, которые выпускает сегодня «Сиббиофарм». Это линейка для кормопроизводства, средства защиты растений, препараты для разложения нефтяных загрязнений, ферменты для пищевой промышленности. При этом цена на отечественные продукты значительно ниже импортных аналогов.

— Мы твердо убедились в эффективности применения наших препаратов, причем в различных климатических зонах по всей России, — рассказывает Александр Кричевский. — В молочном животноводстве есть проблема повышения качества кормов за счет силосования бобовых трав и бобово-злаковых смесей. Люцерна, клевер, кукуруза при своевременном покосе и консервации дают высокий уровень белковой питательности: даже зимой он не ниже, чем летом. Добиться высокого уровня консервации и питательности можно за счет использования ферментных препаратов. Наши добавки к кормам показали отличные результаты по снижению себестоимости производства — причем как в развитых, высокорентабельных хозяйствах, так и на «отстающих» фермах с довольно низкими показателями надоя.

По словам Александра Кричевского, годовой оборот «Сиббиофарма» сегодня составляет 400 млн рублей. Предприятие могло бы зарабатывать в десятки раз больше и практически полностью удовлетворить потребности сельского хозяйства в биотехнологических препаратах в общероссийском масштабе. Главным препятствием остается отсутствие государственных мер поддержки отрасли. И речь идет не только и не столько о денежном субсидировании производителей, сколько об активной позиции государства по ограничению использования химических препаратов и импортных биопрепаратов. По оценкам Frost & Sullivan, один только рынок биопестицидов может вырасти как минимум в десять раз, если в России будет введено ограничение использования химикатов для защиты растений. В качестве ориентира можно использовать, например, европейский регламент REACH, действующий с 2007 года. Ужесточение требований к химическим препаратам привело к тому, что список разрешенных к применению химических пестицидов в ЕС сократился с 1200 до менее 250 наименований. То же касается биопрепаратов для животноводства: при введении ограничения на кормовые антибиотики рынок пробиотиков, то есть продуктов природного происхождения для повышения иммунитета животных, может удвоиться уже к 2018 году.

Другая проблема развития аграрных биотехнологий в России связана с извечным разрывом отечественной науки и производства. «Государство пытается привязать к научным разработкам индустриального партнера, но как предприятие может финансировать разработки, если оно фактически не участвует в формировании технических заданий для ученых? — спрашивает глава «Сиббиофарма». — На стадии начальных разработок все, что имеет ученый, — это пробирка со штаммом-продуцентом. Мы потратим деньги и время, но непонятно, какой препарат в итоге будет получен, в какой форме станет применяться, в какой питательной среде будет происходить синтез — может, на кокосовом молоке или сахарной свекле, которая в Сибири не растет. Тем временем западные научно-исследовательские институты работают в тесной связке не только с промышленностью, но и с государственными организациями, и с венчуристами». По мнению Кричевского, российским биотехнологическим предприятиям не стоит пытаться заново изобретать или копировать все существующие технологии, чтобы заместить импортные препараты. Необходимо сконцентрировать внимание на производстве той продукции, которая уже конкурентоспособна, — и найти свою нишу на глобальном рынке.

Отчасти вопрос поддержки биотехнологических производств уже решается: разработаны стратегии развития ряда отраслей, в том числе и агробиотехнологий, существуют специализированные федеральные целевые программы, созданы технологические платформы. В апреле 2012 года при участии в экспертной комиссии «Сиббиофарма» была принята Комплексная программа развития биотехнологий в РФ в период до 2020 года. В соответствии с ней биотехнологии должны обеспечивать 1% ВВП России к 2020 году и 3% — к 2030‑му. Это действительно всеобъемлющий документ, который охватывает широкий набор мер — от стимулирования спроса на биотехнологическую продукцию до развития образования и науки, а также международного сотрудничества в области биотехнологий. Впрочем, пока дальше бумаги дело не сдвинулось. Развитие биотехнологий исторически было прерогативой государства. Видимо, до тех пор пока государство вновь не возьмет субсидирование и контроль в свои руки, частный бизнес будет упираться головой в системные проблемы отрасли.

Источник: http://b-mag.ru/2015/